Почему мы верим в вымысел? Свет в конце туннеля, инопланетяне и псевдонауки

Странно получается. Мы запускаем ракеты в космос и приземляем зонды на кометы, а с другой стороны, верим в то, что Сатурн в третьем доме как-то влияет на наши отношения. Псевдонауки, похищения инопланетянами, креационизм и свет в конце туннеля — многие из нас почему-то в это верят. Пусть верят, скажете вы, и будете не правы. Вера в такие вещи бывает слишком опасной.

2-021-630x315

Подробнее

Уныние сродни смирению

Уныние сродни смирению. Всякое живое существо постоянно борется с окружающей средой, дабы она не сравняла это существо с самой средой. Не охладила до комнатной температуры, не вывела питательные вещества, не остановила кровь, бегущую по венам. А существо, которое поглощено унынием, не стремится чему-то мешать, так же, как и при смирении.
И хоть церковники и считают уныние одним из грехов, а смирение благодатью, они равны. Это один из примеров двоемыслия, навязываемого церковью, которое мешает человеку познавать что есть добро, а что есть зло.

Настоящая духовность

Какое-то время назад один мой друг заявил, что верит в бога. Но, как он потом объяснил, не в библейского бога, а в некую силу, которая «даёт жизнь» всему живому и не живому.
Я, конечно же, возмутился. Мне, как человеку науки, как материалисту, было глубоко жаль, что мой друг попал в ту же ловушку, что и все верующие. Он просто заменил слово бог на слово дух, и опять пропустил то, что такая позиция не объясняет появление мира потому, что упускает необходимость объяснения появления этого нового сверхъестественного существа.
Далее, он пытался объяснить существование с помощью социального доказательства. Он, как и многие, решил, что если в истории есть древнее слово «дух», то должен существовать предмет, который обозначается этим словом.
Я же объяснил это по-другому.

Дух это характер, движитель человека. Существует такое выражение как «боевой дух», что это как не особое настроение?
Человек, движимый какими-то собственными высокими целями одухотворён, не так ли?
Лень — его антипод.
Личные цели это проявление духа и характера.
Слабовольный, слабохарактерный, малодушный — всё это плохое.
Настоящая духовность — это независимость, уверенность в себе, трезвый и отточенный ум и здравый смысл.

Три неправды о «бессмертной душе»

David
Жак Луи Давид. Смерть Марата. 1793.

Испокон веков тема смерти является одной из ключевых в искусстве, литературе, мифологии и религии. Например, в живописи, других пластических искусствах существуют целые жанры — «Портрет на смертном одре», «Пьета», «Vanitas» и др. Мировой кинематограф регулярно уделяет внимание проблеме ожидания наступления смерти тяжелобольными людьми или их близкими. Особое место смерть занимает в мифах и обрядовой практике разных традиционных этнических культур. Почитаешь какой-нибудь фольклорный сборник и поразишься: сколько же разных важных мелочей «знал» об умирании, смерти и посмертии простой крестьянин! Большая часть этих «знаний» отметена современным человечеством и забыта, однако и сегодня существует немало людей, практикующих те или иные обряды, связанные со смертью. Числом последние способны соперничать с обрядовыми практиками любой другой тематики. Почему же их так много? Потому что люди не хотят умирать. Многие просто не могут представить, что однажды их не станет. Нежелание верить в собственную смертность логичным образом порождает веру в бессмертие. Но тело точно смертно — оно однажды раз и навсегда перестаёт функционировать и начинает разлагаться. Поэтому те, кто боится смерти аж до отказа верить в неё, придумали «душу» — некую субстанцию, которая продолжает жить после того, как тело умирает.

Однако современный человек «испорчен» наукой. Просто так верить в «невидимую душу» и жизнь оной после смерти ему уже сложно. Нужны подтверждения, хотя бы отдалённо напоминающие результат научного эксперимента. В крайнем случае — свидетельства очевидцев. И ему их дают. Другое дело, что при ближайшем рассмотрении все они оказываются ни капли не достовернее народных суеверий и «священных писаний».

Подробнее

Гены посредственности

dnaДля начала я должен сделать небольшую оговорку — я не генетик и не эволюционист, но род моей деятельности предусматривает постоянный, каждодневный анализ и принятие логических решений на основе новых данных. Моя работа думать. Данная статья, или заметка, в зависимости от того объёма, который получится, является результатом такого же обдумывания и логического анализа. За отправную точку я взял труд известного ученого-эволюциониста — Ричарда Докинза, автора отличных книг «Эгоистичный ген», «Бог как иллюзия» и других.
Я не изучал глубоко теорию эволюции, но вывел короткий главный принцип этой теории — выживаемость. Этот принцип всего лишь констатирует факт, что особи одного и того же вида, имеющие генетические признаки, повышающие выживаемость, лучше передаются по наследству. Ведь если особь менее живуча, тем менее вероятно, что мы увидим её потомство.

А теперь давайте окунёмся в древнее общество наших сородичей, которых на каждом шагу подстерегали опасности в виде хищных животных и ядовитых тварей. Вот семья с маленькими детьми, они проходят мимо спокойной заводи, в которой водятся древние предки крокодилов. Старшие знают об этом, они не первый раз проходят этим путём в процессе ежегодной миграции.
Вдруг двое детей заигравшись приблизились к кромке воды. Один из старших резко выкрикивает слово, означающее одновременно опасность и призыв бежать к нему. Один из детей быстро и без колебаний бежит к родителю, а второй начинает озираться по сторонам. Это племя еще не умеет бороться с крокодилами и считает их какими-нибудь «водными дьяволами», и зазевавшийся ребенок попадает в пасть чудовищу.
Что мы наблюдаем в этой ситуации с точки зрения эволюции? То, что более любопытный и любознательный ребенок умирает и уступает место своему беспрекословно подчиняющемуся и доверяющему взрослым брату.
На самом деле, «ген подчинения и доверия авторитету» выполняет очень полезную роль в детстве, когда у ребенка или подростка очень мало знаний об окружающем мире. Но этот же ген очень мешает в дальнейшей самостоятельной жизни, заставляет постоянно может и не спрашивать разрешения, но искать одобрения у других людей. У старших, у коллег, у соседей. Этот ген инфантильности является одним из направляющих принципов большинства людей в нашем обществе. Ища постоянного одобрения окружающих люди теряют индивидуальность, волю и внутреннюю свободу.

Но кроме диких зверей и опасных условий у наших прародителей были враги и среди нашего же вида. Ограниченные ресурсы приводили к постоянным войнам, грабежам и убийствам. Особенно эта вражда была выражена между отдельными сообществами, которые жили обособленно друг от друга. Развивались они отдельно, у каждого рода были собственные привычки, воспитание и суеверия.
Когда представители разных родов встречались, как я уже заметил, происходили стычки. Но сначала происходил процесс проверки на «узнаваемость». Если они друг в друге не узнавали сородича по походке, манере речи и другим повадкам, то это служило сигналом либо для агрессии, либо хотя бы для опаски.
А при должном количестве времени такой механизм вывел определение свой-чужой на такой уровень, что люди в одном поселении и роду очень негативно реагировали на «белых ворон», тех, кто заметно отличался от своих сородичей. И даже если его отличие несло всеобщую пользу, его побаивались и сторонились.
Отсюда и возникли крылатые фразы «будь как все», «не высовывайся» и т.п.

Таким образом, большинством людей управляет не собственный разум, здравый смысл, а усвоенные ещё в далеком прошлом генетические алгоритмы. А мы обязаны научиться превосходить это бездумное наследие и жить так, как диктует логика вкупе с новыми знаниями человечества.

Смысл жизни

«Если верна старая легенда о том, что люди предстают перед верховным судией и дают отчёт в своих делах, я предъявлю как дело своей особой гордости не то, что совершил, а то, чего никогда не делал в этой жизни: я никогда не просил, чтобы решали за меня. Я предстану перед Ним и скажу: я Гейл Винанд, человек, совершивший все мыслимые преступления, кроме главного — я никогда не пренебрегал удивительным даром жизни и никогда не искал оправдания вовне. В этом моя гордость, потому что теперь, размышляя о кончине, я не плачусь, как люди моего возраста, — в чём же были смысл и цель моей жизни? Я сам, я, Гейл Винанд, был смыслом и целью. То, что я жил и действовал».

Айн Рэнд — Источник.